Главная Неразгаданное наукой Полевая социальность

Полевая социальность

Надорганизм одноклеточных

Микробиология не из тех тем, которые способны увлечь широкую публику. Всё же рекомендую ознакомиться с материалом этого пункта, чтобы оценить масштаб возможностей, которые эгрегор проявляет уже на уровне относительно простых форм жизни.

После этого будет легче осознать закономерность грандиозных возможностей, которыми эгрегоры обладают на более высоких уровнях организации жизни. Ведь насколько различаются уровни организации жизни бактерий, животных, человека и высших форм, настолько различаются возможности эгрегоров их сообществ.

Приводимые ниже примеры взяты из материалов лабораторных исследований учёных Земли. Учёные не способны объяснить наблюдаемые в микробиологии явления, так как не учитывают явления полевой социальности.

Эгрегор колонии бактерий объединяет все особи колонии в единый организм, в котором исполняет роль единого организующего начала, обеспечивающего централизованную координацию жизнедеятельности.

Словно под руководством невидимого дрессировщика, микробы согласованно перемещаются, выполняя сложные манёвры, координированно осуществляют сложные биохимические процессы, разделяют между собой задачи, направленные на обеспечение жизнеспособности колонии. Это при том, что колония состоит из сотен миллионов особей.

Высокий уровень координации жизнедеятельности в колонии микробов позволяет считать её единым организмом – надорганизмом. Рассмотрим примеры, иллюстрирующие возможности эгрегоров микроорганизмов.

Из книги Л. Уотсона «Ошибка Ромео»:

Морские губки состоят из массы однородных клеток. Губка подобна единому организму. Если растереть её в кашицу, то вскоре клетки вновь объединятся, образовав полноценную губку.

Проводили следующий эксперимент над губками двух видов – Microciona prolifera красного цвета и Cliona selata жёлто-зелёного цвета:

 Образцы обоих видов растёрли в кашицу и перемешали друг с другом. В течение одних суток клетки перегруппировались, воссоздав первоначальные формы губок.

Объяснение.

Воссоздание губки осуществляется под централизованным руководством со стороны эгрегора её клеток. Без такого руководства воссоздание формы было бы невозможно. Ведь, как минимум, клеткам надо было согласованно определиться: в каком конкретно месте воссоздавать губку так, чтобы отмежеваться от чужаков.

Размалывание губки в кашицу не означает её гибели как единого организма. Эгрегор клеток от изменения расстояния между клетками не страдает. Именно продолжая функционировать как единое целое, губка, руководимая эгрегором клеток, восстанавливает свою форму.

Примеры из обзорной статьи Джеймса А. Шапиро «Бактерии как многоклеточные организмы», опубликованной в 1988 г. в журнале «В мире науки» №8 (Москва):

Бактерии способны охотиться коллективно. Колония хищных бактерий Myxocоccus xanthus, состоящая из миллионов особей, образует сферу с множеством углублений, которыми захватываются бактерии-жертвы. Жертвы перевариваются в этих углублениях содержащимися в них пищеварительными ферментами.

Колония бактерий Myxococcus xanthus способна перемещаться как единое целое тело, напоминая поведение многоклеточного организма. Колония концентрируется и передвигается единой колонной в форме языка. В каждый момент времени колония сохраняет состояние неразрывного единого тела.

При обнаружении на горизонте объекта, который необходимо проверить на съедобность, к нему поворачивается передний по движению конец языка, в то время, как остальная часть колонны сохраняет расположение.

Остановившись рядом с объектом, конец языка определяет его съедобность. Если объект съедобен, колония поглощает его, если нет – кончик языка возвращается на место и колония движется в прежнем направлении. Такой характер движения колонии присущ относительно крупным многоклеточным организмам.

Объяснение к последнему примеру.

Эгрегор колонии осуществляет, в том числе путём генетической коррекции, функциональную специализацию бактерий. Существует каста бактерий-лидеров. Лидеры отличаются развитостью эскона. У них усилены способности информационной коммуникации. Они распределены по всей колонии. Каждый лидер управляет своей группой бактерий. Лидеры, в свою очередь, подчиняются эгрегору колонии. Иерархия руководства может быть многоярусной. Сложность иерархии зависит от эволюционного уровня вида бактерий.

Есть также каста бактерий-разведчиков, отличающихся чувствительностью и подвижностью. Они более развиты во всех отношениях. У них, как и у лидеров, повышенная связь с эгрегором колонии. Они менее плодовиты (на функции продолжения рода специализируется основная часть бактерий). Разведчики располагаются на переднем крае взаимодействия с внешней средой – на периферии колонии. Среди разведчиков также есть лидеры, за каждым из которых закреплена группа подчинённых.

Поскольку разведчики и лидеры обладают повышенной чувствительностью и у них усилена связь с эгрегором, для колонии как надорганизма они являются рецепторами.

Эгрегор колонии, оценив информацию, полученную от бактерий-разведчиков, расположенных на периферии колонии, определяет направление перемещения колонии в поисках пищи.

По команде эгрегора разведчики, расположенные на ближайшем по направлению движения крае периферии колонии, концентрируются и перемещаются в избранном направлении. Остальные бактерии идут вслед за ними.

Так как разведчики концентрируются в переднем по движению конце языка и на них сконцентрировано внимание эгрегора, то при обнаружении объекта, к нему поворачивается именно он, в то время, как основная часть языка сохраняет расположение.

Колония ведёт себя как единое тело с концентрацией рецепторов спереди, то есть как червеобразное многоклеточное существо. Колонии одноклеточных как виды жизни эволюционно предшествовали первым червеобразным многоклеточным – дальним предкам насекомых, животных и людей.

Так же, как в колониях этих бактерий, концентрация рецепторов у насекомых и животных находится в передней по движению части тела – в передней части головы (органы слуха, зрения, обоняния, вкуса).

Вот еще несколько примеров из статьи Джеймса А. Шапиро, свидетельствующих о централизованности руководства в колониях одноклеточных:

Колонии бактерий растут за счет добавления по наружному краю новых клеток. Поэтому при выращивании на агаре колония обычно приобретает форму круга. Вот как происходит процесс освоения пространства в колониях бактерий Proteus mirabilis:

Часть клеток отличается подвижностью. Такие клетки длиннее обычных и имеют больше двигательных жгутиков. Это клетки-разведчики. Они группируются на периферии, откуда, двигаясь потоками наружу, согласованно осваивают пространство. Вслед за ними идут остальные клетки.

После прохождения определённого расстояния первопроходцы останавливаются и возобновляют движение спустя некоторое, иногда продолжительное, время. Чередование фаз активности и покоя первопроходцев по всему периметру колонии происходит синхронно.

Активность внутри колонии также имеет ритмический характер и согласована с ростом колонии. В результате колония приобретает вид концентрических колец-террас приблизительно одинаковой ширины. Ширина террас в разных колониях разная.

Объяснение.

При достижении определённой плотности заселения освоенного жизненного пространства, эгрегор колонии даёт разведчикам команду на освоение нового пространства. Когда площадь вновь занятого пространства воспринимается достаточной, эгрегор останавливает движение разведчиков до тех пор, пока плотность заселения не достигнет определённой величины.

Отсюда – пульсирующий режим освоения пространства. Синхронность действий по всему периметру, равно как и согласованность жизнедеятельности внутри колонии, обусловлена централизованностью руководства. В частности, ритмический характер активности внутри колонии обусловлен централизованностью реакции на достижение определённых плотностей заселения в разных зонах колонии. Нормы плотности индивидуальны и варьируются в зависимости от индивидуальных особенностей эгрегора. Индивидуальность эгрегора обусловлена индивидуальным своеобразием первичной группы бактерий, из которой выращивается колония, и индивидуальным своеобразием лидирующей клетки этой группы.

Так как каждый эгрегор индивидуален, то индивидуальна норма заселённости и, соответственно, норма относительного прироста площади за один цикл. Отсюда – разница в ширине террас разных колоний.

Особенно наглядно централизованность руководства проявляется тогда, когда колония в своем развитии упирается в препятствие, например, в расположенный под углом вырез в агаре. По рисунку образующихся террас можно судить о том, что скоординированность обеспечивается дистантным информационным руководством, а не за счет каких-либо иных сигнальных систем, например, химической или электростатической природы.

Когда группа бактерий-разведчиков движется на освоение территории, тысячи жгутиков на поверхностях десятков клеток движутся синхронно. Наблюдая такую синхронность, Александр Флеминг (открыватель пенициллина) даже предположил, что у Proteus существует нервная система.

Объяснение.

Как в группах разведчиков, так и в группах остальных бактерий существуют лидеры, отличающиеся развитостью эскона и чувствительностью. Каждая группа бактерий образует свой локальный эгрегор, в котором эскон клетки-лидера является лидирующим началом.

Движения клетки-лидера, как и вся её жизнедеятельность, организуются его эсконом. Поскольку этот эскон является лидирующим началом эгрегора группы, то эти же движения задаются всем клеткам группы. То есть одна программа движений на всех членов группы.

Лидер движется, мотивируемый эгрегором колонии. Бактерии группы автоматически повторяют движения лидера (подобную синхронность можно наблюдать и в стаях более высокоорганизованных видов жизни – птиц, рыб).

Колонии способны формировать сложноорганизованные системы. В этих системах происходят сложные процессы, при которых разные группы бактерий ведут себя подобно цельным органам разной специализации, составляющим единый организм.

У разных видов одноклеточных при воздействии различных физических, химических и биологических факторов, в том числе локальных особенностей осваиваемого пространства, проявляется централизованность реакции на эти факторы.

Миксобактерии Chondromyces crocatus объединяются в многоклеточное плодовое тело, в котором происходит множество скоординированных сложных процессов, уровень организации которых сопоставим с процессами единого многоклеточного тела.

В частности:

Клетки выделяют слизь, которая, образуя тяжи, направляет упорядоченное перемещение тысяч клеток от центра колонии и к центру.

По всей колонии пробегают ритмические волны.

В определённых участках колонии группы из тысяч клеток, впавших в спячку, образуют объединения – цисты. Клетки цисты просыпаются одновременно.

Некоторые виды миксобактерий образуют сложно устроенные плодовые тела.

Колония способна перемещаться как единое целое. Когда какая-либо клетка обгоняет край колонии, она тут же стремится вернуться на свою позицию.

Усложнение организации жизни – процесс, захватывающий все стороны бытия организма. Поэтому неизбежно определённое соответствие между функциональными возможностями организма и его аналитическими способностями. Аналитические способности бактерий очевидно не соответствуют высокому уровню координации жизнедеятельности, достигаемой в колонии бактерий.

Если учесть количество особей в развитой колонии – от миллионов до миллиардов, а также соотношение размеров бактерии и колонии, то станет очевидно: чтобы наблюдаемый уровень координации был достигнут без единого руководства только за счёт автономных аналитических способностей бактерий, необходимо, чтобы эти способности были выше человеческих.

Попытка объяснить координацию жизнедеятельности бактерий лишь наличием сигнальной системы несостоятельна. Хотя сигнальные системы разного рода, в том числе химической природы, действительно существуют, они не способны обеспечить наблюдаемый уровень координации жизнедеятельности.

Люди, в отличие от бактерий, обладают широчайшим спектром возможностей обмениваться информацией. Но если бы в одном месте собрались миллионы людей, они, даже при наличии средств связи, не смогли бы без централизованного руководства продемонстрировать и простейшие из форм взаимной координации перемещений, не говоря о более сложных формах координации жизнедеятельности, наблюдаемых в колониях бактерий. Пожалуй, единственное, что они способны с успехом продемонстрировать в такой ситуации, – это массовую давку или драку, правда, совершенно не скоординированную.

Лишь осознание организующей роли эгрегора позволяет приблизиться к пониманию природы наблюдаемых микробиологами явлений.

Координация жизнедеятельности в колонии бактерий – результат организующей деятельности эгрегора. Обладая несоизмеримо более высокими аналитическими и функциональными способностями, чем составляющие его элементы, эгрегор упорядочивает и направляет их жизнедеятельность.

Примечания.

Различие в уровнях координации жизнедеятельности разных видов одноклеточных обусловлено различием их эволюционных уровней.

Полевое управление колониями бактерий будет одной из методик медицины будущего.

Надорганизм многоклеточных

Между любыми двумя организмами существует полевая связь, уровень которой напрямую зависит от степени схожести.

Схожие организмы объединены усиленными полевыми связями.

Организмы, объединённые усиленными полевыми связями, образуют единый организм – надорганизм, эсконом которого является их эгрегор.

Наглядное и очевидное проявление эгрегорного единения можно наблюдать у тропических светлячков. Большая колония светлячков целиком покрывает многометровые деревья. Их свет виден в темноте издалека. Когда они мигают, то делают это строго синхронно. Ни один из светлячков не выбивается из общего ритма. Деревья целиком вспыхивают и гаснут, словно гигантские электрические светильники, управляемые с одного выключателя. Наличие каких бы то ни было сигнальных систем не способно объяснить такую синхронность. Лишь признание организующей роли эгрегора позволяет понять причину такой синхронности.

Никакой насущной необходимости в синхронизации мигания у светлячков нет. Как нет насущной необходимости и в строгой синхронности движений в крупной стае рыб. Это происходит автоматически в силу специфики самого явления хрональной взаимосвязи, обеспечивающего эффект эгрегорности.

Эгрегор является организующим началом надорганизма, в значительной степени определяя жизнеспособность сообщества: семейства, популяции, вида. Достаточно явно организующая роль эгрегора проявлена у социальных насекомых: муравьёв, термитов, пчёл, ос и т.д.

Например, у муравьёв, аналогично тому, как это происходит в колониях бактерий, эгрегор централизованно организует жизнедеятельность колонии, обеспечивает разделение функций между особями. В колонии соблюдаются дисциплина и иерархия. Для наблюдателя очевидна реакция колонии на изменения погоды или экстремальные ситуации как единого организма.

Лидирующим началом колонии является царица. Экстремальное воздействие на неё сразу отражается на жизнедеятельности колонии: упорядоченность сменяется хаосом.

Так как рецепторы муравьёв, особенно лидеров и разведчиков, являются в то же время и рецепторами колонии как надорганизма, то информация от них становится достоянием эгрегора сразу, без дополнительной передачи. Существующая химическая и жестовая система обмена сигналами является вспомогательной.

Когда на территории, контролируемой колонией, случается какое-либо происшествие, эгрегор узнаёт об этом мгновенно от находящихся на месте происшествия муравьёв.

К этому месту сразу же направляются ближе расположенные муравьи-лидеры и муравьи той специализации, которая требуется в данной ситуации. Руководя лидерами и подоспевшими помощниками, эгрегор оперативно разрешает проблему.

Между особями существует чёткая специализация: царица-мать, няни, солдаты, рабочие, строители, хирурги, пастухи, разведчики, лидеры (в других интерпретациях – прорабы, полицейские, надсмотрщики) и другие. Муравьи любой специализации проявляют в колонии высокий уровень целенаправленности и целесообразности действий.

Правда, обычно среди муравьев есть определенная часть недобросовестных муравьев, которые отлынивают от работы и слоняются без дела. Это патологичные особи, наличие которых неизбежно для любого социума вследствие эффекта перераспределения качеств.

Напоминаю, что приводимые примеры взяты из наблюдений земных учёных, а объяснения сделаны мной на основе Новых Знаний.

Муравьи-строители возводят муравейник по единому проекту. В муравейнике существуют системы вентиляции и обогрева, которые приводятся в действие по мере необходимости. Ходы и развилки удобны для передвижения. Даже при серьёзном повреждении муравейника каждый участок воссоздаётся со скрупулёзной точностью.

Муравьи-пастухи занимаются животноводством – разводят тлей. Они пасут тлей, защищают от других насекомых, «доят»: определённым образом щекочут тлей усами и те выделяют из брюшка сладкую жидкость. На ночь и в непогоду пастухи загоняют тлей в тёплые закутки, выстроенные специально для них.

Муравьи-солдаты охраняют территорию от чужаков, захватывают в плен муравьёв других семейств для использования их в качестве рабов. Когда между армиями муравьёв-солдат разных колоний происходят сражения, наблюдается продуманность тактики и стратегии.

Муравьи-хирурги вправляют вывихнутые конечности, ампутируют безнадёжно повреждённые.

Муравьи-лидеры контролируют деятельность подчинённых, поддерживают порядок передвижения, вмешиваясь, когда надо восстановить порядок. Через муравьёв-лидеров и муравьёв-разведчиков эгрегор получает оперативную информацию о состоянии дел на контролируемой территории.

Муравьи-разведчики обследуют как контролируемую колонией территорию, так и выходящую за пределы контролируемой. Когда муравей-разведчик обнаруживает что-либо съедобное, он тщательно обследует добычу, и вскоре к ней подходят муравьи-рабочие именно в том количестве, которое необходимо для разделки и переноса. Когда для эксперимента клали несколько кусочков пищи, то численое соотношение групп рабочих, целенаправленно подошедших к ним, точно соответствовало соотношению их веса. На основании этого и других экспериментов учёные предположили, что муравьи умеют считать.

Объяснение.

Соотношение сознательного к подсознательному у муравья ничтожно мало. Зачаточное сознание играет минимальную роль в анализе ситуации и принятии решения. Поведение муравьёв практически всецело контролируется эгрегором. Значит, считает всё-таки эгрегор – мозг колонии как надорганизма, а муравьи – рецепторы и органы этого надорганизма.

В случае обнаружения разведчиком съестного, эгрегор через него изучает находку и направляет к ней столько муравьёв, сколько считает необходимым.

В природе существует огромное множество видов муравьёв. Специфика их образа жизни различается. Но всем им присущ высокий уровень организации жизнедеятельности. Это не может быть результатом некой совершенной сигнальной системы, так как в таком случае от муравьёв следовало бы ожидать чрезвычайно высокого уровня интеллектуального развития.

Между тем, муравей – относительно примитивное существо с примитивной нервной системой, в изоляции от колонии не способное проявить и малой доли того уровня целесообразности действий, который оно проявляет в составе колонии. Поранивший конечность муравей будет двигаться по кругу до тех пор, пока не умрёт от истощения.

Разумность, наблюдаемая в действиях муравьёв в составе колонии, проистекает не от муравьиного сознания, а от эгрегора колонии, управляющего каждым муравьём в каждый момент времени путём подсознательной мотивации его действий.

Муравьиному же сознанию отводится роль, соответствующая его зачаточному уровню: исходя из окружающих муравья обстоятельств решать, как конкретно двигаться, следуя основному подсознательному мотиву.

Аналогичная природа мотивации действий и в сообществах других социальных насекомых. Этим и объясняется высокая степень готовности таких насекомых к самопожертвованию ради сообщества.

В организации жизнедеятельности муравейника общение между муравьями играет вспомогательную роль.

Приведенные здесь примеры – лишь незначительная часть накопленных земными учёными фактов, свидетельствующих о высоком уровне организации жизнедеятельности в колониях социальных насекомых.

Причина столь глубокого, несвойственного большинству видов жизни, разрыва между способностями отдельной особи и уровнем организации жизнедеятельности в колониях у социальных насекомых  – в стечении факторов, благоприятствующих проявлению эффекта полевой социальности. Вот эти факторы:

1. Единственность материнской особи.

Высокий уровень организации жизнедеятельности и единственность материнской особи не случайно сопутствуют друг другу. Единственность материнской особи обеспечивает схожесть особей колонии.

Муравьи одного семейства являются близнецами, что обеспечивает высокий уровень полевой взаимосвязи между особями колонии.

2. Большое количество особей в полевом социуме.

Чем больше особей входит в эгрегор, тем выше его функциональные возможности, тем больше возможностей для распределения функций между особями.

Единственность материнской особи в сочетании с её высокой плодовитостью обеспечивает усиленное полевое единение большого количества особей и, соответственно, высокие функциональные возможности эгрегора.

3. Малые размеры особей.

Малые размеры насекомых способствуют сплочённости сосуществования, обобществлённости жизнедеятельности и, соответственно, социальности и функциональной специализации. В таких условиях роль эгрегора как фактора жизнеспособности велика и эволюционный процесс сосредотачивается на развитии его функциональных способностей.

4. Пространственная близость.

Пространственная близость особей колонии обеспечивает высокий уровень взаимосвязи. Помимо биополевой информационной взаимосвязи, существуют сигнальные системы физической и химической природы.

Итак, высокий уровень организации жизнедеятельности в колонии социальных насекомых обусловлен не высоким уровнем развития сознания особей, а оптимизацией условий для полевой социальности, то есть для проявления эффекта эгрегора.

У более высокоразвитых доразумных видов жизни не наблюдается такого очевидного проявления эффекта эгрегора, как у бактерий и социальных насекомых. Причин тому несколько:

Для животных недостижим уровень плодовитости, присущий насекомым. Поэтому особям сообщества животных не присуща генетическая идентичность.

Большие размеры и потребность в обширном жизненном пространстве не позволяют компактно сосуществовать большому количеству особей. Обособленность жизнедеятельности не способствует полевой социальности.

С повышением уровня организации жизни развивается сознание. Соотношение сознательного к подсознательному в мотивации поведения возрастает. Возрастает самостоятельность организмов. Это снижает значение и влияние эгрегора.

Кроме того, среди причин, по которым на более высоком уровне организации жизни проявление полевой социальности не столь наглядно, – усложнение наблюдения. За самостоятельными действиями пространственно удаленных организмов очень сложно увидеть стратегический вектор деятельности, задаваемый эгрегором через подсознание. К тому же, усложнение жизнедеятельности чрезвычайно усложняет наблюдение за проявлениями признаков полевой социальности.

В целом для основной массы животных доразумных видов жизни характерен более низкий уровень влияния эгрегора на жизнедеятельность сообщества, чем у социальных насекомых. Но на любом эволюционном уровне за эгрегором остаётся решение таких задач, как взаимодействие с сообществами других видов жизни, регулирование рождаемости, участие в процессе реинкарнации.

Ситуация качественно меняется на разумном этапе эволюции. С эволюционным развитием души возрастают мыслительные способности. Это усиливает фактор хрональной взаимосвязи на уровне мыслеобразов.

Поэтому полевые социумы разумных существ образуются не только вследствие структурного (генетического) сходства, но и вследствие сходства мировоззрения.

Социальный образ жизни способствует полевой социальности.

Быстрый рост способностей людей способствует быстрому росту способностей их эгрегоров.

В предыдущем пункте было показано, какими немалыми возможностями обладают надорганизмы одноклеточных. Устройство организмов высших на Земле видов жизни, особенно людей, и организация их жизнедеятельности на многие порядки сложнее, чем у одноклеточных. Их эсконы обладают несоизмеримо более высокими, чем у эсконов одноклеточных, способностями. Соответственно, возможности человеческих эгрегоров на многие порядки выше.

На разумном этапе эволюции влияние эгрегоров является фундаментальным фактором, организующим жизнедеятельность как отдельных особей, так и их сообществ.